Почему аутисты не смотрят в глаза

Исследование. Почему дети с аутизмом не смотрят в глаза?

07.06.13

Один из самых известных симптомов аутизма может быть связан с восприятием, а не с социальными навыками

Карен Рован / Karen Rowan

Детям с аутизмом очень часто трудно поддерживать контакт глазами во время социального взаимодействия. Недавнее исследование предполагает, что, по крайней мере, частично, это объясняется не столько социальными нарушениями, сколько особенностями их зрительного восприятия.

В рамках исследования у детей с аутизмом наблюдалась наибольшая активность в зрительном участке коры головного мозга, когда изображение помещалось на периферию поля зрения ребенка, а не когда изображение оказывалось в центре поля зрения. Для обычных детей было верно прямо противоположное.

Когда ребенок с аутизмом избегает взгляда в глаза, окружающие могут быть «склонны интерпретировать это поведение как социальный дефицит», говорит ведущий автор исследования, Джон Фокс, нейробиолог из Медицинского колледжа Альберта Эйнштейна в Нью-Йорке. «Однако причина может быть в гораздо более фундаментальной особенности» — пониженной способности контролировать мышцы, отвечающие за движения глаз, считает он.

В исследовании принимали участие 22 ребенка с аутизмом и 31 ребенок без аутизма. Перед глазами ребенка зажигались черно-белые клетки, в то время как электроды на голове измеряли его активность мозга. Ученые пытались определить, как активация в зрительной коре головного мозга связана с местоположением изображения.

У большинства людей наибольшая часть зрительной коры головного мозга посвящена обработке данных из центра поля зрения, а не с периферии. «Если вы выставите большой палец прямо перед вами на расстоянии вытянутой руки, то он займет примерно один процент поля зрения, а в вашей визуальной коре головного мозга ему будет посвящено где-то четыре квадратных сантиметра коры головного мозга. Если же вы сдвинете палец сантиметров на двадцать вправо, то ему будет посвящено лишь 1,5 квадратных сантиметра коры», — объясняет Фокс.

В исследовании «мы обнаружили, что при периферическом расположении объектов, реакция в коре детей с аутизмом была значительно больше», поясняет он. «Карта» коры головного мозга, где за каждым участком поля зрения закрепляется определенный участок коры, развивается в самом начале жизни. Новые данные предполагают, что «у детей с аутизмом есть базовые различия в карте зрительной коры». По словам Фокса: «У них больше нейронов, которые обрабатывают информацию с периферии зрения».

Известно, что у детей с аутизмом частое есть моторные, то есть двигательные нарушения, и, возможно, они присутствуют еще в младенчестве и распространяются на способность контролировать движения глаз. Это не дает зрительной коре головного мозга развиваться так же, как и у людей без аутизма, считает Фокс.

Разумеется, неспособность контролировать движения глаз не может привести к аутизму, но, возможно, в случае аутизма она «подливает масла в огонь». Младенец с аутизмом неспособен произвольно направлять свой взгляд, и люди, окружающие ребенка, негативно реагируют на отсутствие контакта глазами с ним. Люди считают, что ребенок избегает социальных контактов с ними, в ответ, они сами прекращают социальное взаимодействие, что превращается в порочный круг.

Необходимы дополнительные исследования, чтобы подтвердить или опровергнуть эту гипотезу, но данное исследование предоставляет первые научные доказательства в ее пользу. Однако в этом исследовании самому младшему участнику было семь лет, в то время как аутизм можно достоверно установить в возрасте 3-4 лет, его даже можно выявить в течение первых нескольких месяцев жизни. Так что в ближайших планах ученых провести аналогичное тестирование среди детей более младшего возраста.

Почему люди с аутизмом не смотрят в глаза?

Николай Алипов 11 2 года назад доктор медицинских наук, профессор кафедры физиологии РНИМУ им. Н.И.Пирогова, эксперт фонда «Выход»

Окончательного и общепринятого ответа на этот вопрос нет и, скорее всего, в ближайшем будущем не предвидится. Это касается вообще почти всех проявлений психических расстройств, затрагивающих не эмоциональную, а познавательную и поведенческую сферу: почему дети с РАС часто ходят на цыпочках, и тем более почему для них характерны стереотипии? Почему при шизофрении возникают псевдогаллюцинации? Почему для синдрома Жиль де ла Туретта характерно выкрикивание непристойностей? Недаром 90% психиатрической диагностики основано на беседе с пациентом, и в редчайших случаях врачи исследуют какие-то пораженные мозговые структуры или нарушенные функции (в отличие от неврологии, где дело обстоит ровно наоборот). В целом же, отвечая на поставленный вопрос, можно высказать лишь некоторые бесспорные факты и дискуссионные общие положения:

1) не все люди с РАС не смотрят в глаза, и, что важнее, отсутствие взгляда в глаза характерно не только для РАС (как и хождение на цыпочках) — это дополнительный, но не патогномоничный (определяющий) симптом аутизма;

2) гипотезы о причине этого симптома можно разделить на две группы : а) «первично-психологические», ставящие на первое место нарушения социальной коммуникации (взгляд в глаза, разумеется, важнейшая часть такой коммуникации) б) «первично-физиологические», ставящие на первое место нарушения зрительного восприятия, в частности систем сознательного управления взором. Добавка «первично» здесь важна: структура и функция мозга настолько взаимно связаны, что, например, нарушение общения «глаза-в-глаза» может привести к нарушению развития систем управления взором, и наоборот. Повторяю, все перечисленное — это только гипотезы, есть масса статей и теоретических соображений в пользу как одних, так и других.

Наверное, из всего этого можно сделать такие выводы:

1) на настоящий момент не так важно знание о механизмах этого явления, сколько о том, что оно существует и требует внимания;

2) это проявление, не будучи патогномоничным симптомом РАС, не должно вызывать паники и гипердиагностики;

3) это проявление, будучи одним из характерных симптомов РАС, должно заставить обратить пристальное внимание на другие возможные проявления, чтобы либо исключить аутизм, либо начать их коррекцию как можно раньше.

Если ребенок не смотрит вам в глаза, вам придется посмотреть в глаза правде

Более 400 тысяч родителей в России не догадываются, что у их детей расстройство аутистического спектра (РАС). По данным ВОЗ, с подобными нарушениями развития на свет появляется уже каждый 68-й ребенок. Ученые всего мира озабочены тем, что истинные причины расстройства до сих пор не выяснены, при этом численность детей с аутизмом за последнее десятилетие выросла в десять раз.

Между тем еще несколько лет назад в нашей стране диагноз «аутизм» даже не был официально признан. И если во многих государствах действуют государственные программы по коррекции и социальной адаптации аутистов, разработаны методики ранней диагностики и терапии, то Россия только в начале пути. Почему во всем мире увеличивается количество таких детей? Существует ли эффективная система реабилитации аутистов и чем каждый из нас может им помочь? На эти и другие вопросы мы попросили ответить депутата Мосгордумы, главного детского невролога столицы, директора НПЦ детской психоневрологии Татьяну Батышеву и эксперта Елену Багарадникову, исполнительного директора родительской организации помощи детям с расстройствами аутистического спектра «Контакт».

— Татьяна Тимофеевна, в последнее время много говорят о таком диагнозе, как аутизм. Складывается впечатление, что число таких детей скоро превысит все мыслимые пределы. Действительно ли это так?

— К сожалению, да, тенденция такова, что за последние 10 лет количество особых детишек стремительно увеличивается. Но на самом деле этот диагноз объединяет огромное количество заболеваний. На мой взгляд, отчасти имеет место и гипердиагностика. Наши американские коллеги говорят сегодня, что каждый 80-й ребенок в мире в той или иной степени имеет расстройство аутистического спектра.

Подобные расстройства проявляются главным образом в виде нарушений социального взаимодействия, в области коммуникации, поведении.

— Но далеко не все люди, которым был поставлен диагноз «расстройство аутистического спектра» закрываются от мира.

— Конечно, нет двух одинаковых детей с аутизмом. Они заинтересованы в общении с другими людьми, способны устанавливать глубокие эмоциональные связи, однако не имеют достаточных навыков для того, чтобы общаться так, как это делают их сверстники.

Доказано что в 40 процентах случаев причиной проявления РАС могут быть неврологические заболевания, связанные с различного рода травмами, расстройствами при родах и многим другим.

Если мы говорим о детях, имеющих расстройство аутистического спектра, здесь также надо учитывать множество обстоятельств. Так, в числе факторов риска: урбанизация, наш бешеный ритм жизни, экологическая обстановка, состояние организма матери во время подготовки к беременности, течение беременности и родов, нарушения на уровне генов.

Вместе с тем ни один из нас, даже самый благополучный и здоровый, не застрахован от рождения особого малыша. Хочу подчеркнуть, что такой ребенок может появиться в любой семье! Вне зависимости от достатка, образования, социального статуса родителей. В том, что у ребенка аутизм, нет ничьей вины.

В настоящее время специалисты научились гораздо лучше выявлять аутизм. Это привело и к тому, что такой диагноз стали ставить чаще, чем раньше, и на более ранних сроках. Причем у мальчиков подобные расстройства встречаются в четыре раза чаще, чем у девочек.

— Полтора года назад в вашей клинике было открыто отделение для детей, имеющих расстройство аутистического спектра. Можно ли говорить о каких-то первых положительных результатах?

— Известно, что аутистам бывает крайне сложно оставаться в больнице. Поэтому мы всеми силами стараемся максимально подстраиваться под возможности ребенка и семьи. Это может быть и дневной стационар, и круглосуточный, амбулаторная помощь. И знаете, удивительный факт — в 100 процентах случаев мы получаем положительный результат. В отделении с таким малышом всегда находится кто-то из родителей: мама или папа. Маленький пациент проходит комплексное обследование, по результатам которого для него разрабатывается индивидуальная программа реабилитации.

Мировая практика показывает, что дети с аутизмом нуждаются в регулярных занятиях по специальным методикам. Реабилитационный процесс требует значительных усилий и длительного времени. К сожалению, от аутизма нет таблетки и с этой проблемой не справиться в одиночку. Индивидуальный подход к лечению, интенсивная терапия, рано начатое обучение, участие всех членов семьи в образовательном процессе очень эффективны и приводят к заметным улучшениям в развитии большинства детей, которые имеют подобные расстройства нервной системы.

Они нуждаются в признании и принятии их особенностей так же, как и любой условно здоровый человек. Но без нашей с вами помощи им крайне сложно достойно и комфортно жить в социуме.

— Могут ли особые дети надеяться на коррекционное и инклюзивное образование?

— Моя принципиальная позиция — все дети должны учиться, всем нужен детский коллектив и педагогическая поддержка. Коррекционное образование — это будущее для наших детей.

Сокращение коррекционного образования, которое сейчас проводится, наша боль. К инклюзии детей с РАС и ментальными нарушениями подавляющее большинство школ не готовы. Настоящая инклюзия подразумевает огромную работу: нужно обучить педагогов, весь персонал школы, работать с родителями обычных детей, с будущими одноклассниками, обеспечивать психологическую поддержку и дальше, в процессе обучения. Всем сторонам процесса необходимо создать соответствующие особые образовательные условия. Все это непросто реализуется. Но есть ряд образовательных комплексов, которые уже научились это делать. И на их опыт, безусловно, надо равняться.

— На что родителям малышей прежде всего стоит обратить внимание?

— Нарушения социального взаимодействия — самые важные симптомы аутизма. Часто особый малыш ведет себя так, будто он настроен «на свою волну». Он может не проявлять интереса к играм с другими детьми, не реагирует на свое имя, на улыбку, не смотрит в глаза, не дает брать себя на руки или протестует против объятий, его бывает сложно заинтересовать чем-то, что ему предлагает взрослый. Как правило, такие дети поздно начинают говорить. Если у родителей закрались сомнения, на специализированном сайте аутизм-тест.рф они могут пройти скрининговый тест. Он бесплатный и находится в открытом доступе.

Вообще в аутизме крайне важна ранняя диагностика. И это даже не проблема, а целый комплекс проблем. И первая заключается в том, что данное заболевание в нашей стране редко диагностируется у детей до 3-х лет. Это связано и со сложностями выявления заболевания, и с тем, что родители мало знают о его первых проявлениях, мало информированы и сами врачи. Очевидно и то, что дети с РАС недостаточно включены в сферу образования, их семьи испытывают нехватку социальных и медико-реабилитационных услуг.

Безусловно, рождение ребенка с особенностями развития — это тяжелое испытание для всей семьи. И здесь очень важно, чтобы родные смогли понять и принять своего малыша таким, какой он есть. Любите его, верьте в него. Особые дети делают поразительные успехи, причем даже те, которые казались самыми безнадежными.

Очень важно для таких детей иметь братьев и сестер, подчас благоприятная атмо-сфера большой любящей семьи — лучшее лекарство.

* * *

— Елена Вячеславовна, вопрос вам. Именно родители первыми узнают о диагнозе своего ребенка. Они принимают решение, что делать дальше. Благодаря их усилиям начинаются изменения в обществе и, как следствие, в образовании и медицине. Организация, которую вы возглавляете, занимается помощью семьям с детьми, имеющими расстройство аутистического спектра. С какими трудностями чаще всего сталкиваются родители особых малышей и чем вы можете им помочь?

— Проблем много, и они касаются всех аспектов жизни: диагностики, реабилитации, обучения, социализации. Большинство родителей, когда узнают о диагнозе своего малыша, находятся в состоянии, близком к шоковому, и сами нуждаются в психологической помощи, не понимают, что им делать и как с этим дальше жить. Мы не отказываем в поддержке никому. Тем более что хорошо понимаем состояние «новичков». Мы объединились, чтобы помогать друг другу.

Аутизм — это не приговор и не конец. Это я вам заявляю, как мама особого ребенка. Но близким нужно быть готовым к тому, что их жизнь кардинально изменится. Прежде всего родным малыша нужно перестать сравнивать его со своими нормотипичными сверстниками. Постарайтесь сравнивать своего ребенка только с ним самим — и вы увидите, какие успехи он делает. В большинстве случаев проявления аутизма могут быть существенно скорректированы при условии эффективного и раннего психолого-педагогического вмешательства.

К сожалению, в нашей стране пока практически отсутствуют организации, в которых созданы специальные образовательные условия для особых детей, поэтому в подавляющем большинстве случаев они оказываются на надомном обучении. И это при том что важнейшим фактором успеха является именно обучение и социализация. Сейчас есть позитивные изменения в законодательстве, которые позволяют надеяться на то, что дети пойдут в сады и школы: и в инклюзивные, и в коррекционные. Например, недавно приняты федеральные государственные образовательные стандарты для детей с ограниченными возможностями здоровья, их апробация идет в нескольких пилотных регионах. С 2016 года они вступят в силу по всей стране.

— Я знаю, что сейчас силами родительского сообщества вы пытаетесь реализовать в Москве масштабный проект «Инклюзивная молекула». Расскажите подробнее, что он из себя представляет?

— Очень надеемся, что правительство Москвы и Департамент образования поддержат это начинание.

Инициативным группам наших родителей удалось договориться с рядом столичных образовательных комплексов о создании на базе их учреждений так называемых ресурсных классов, оборудованных специальным образом, а также о создании специальных образовательных условий для детей с РАС. Мы рассчитываем, что в штате таких «пилотных» детсадов и школ будет формироваться служба психолого-педагогического сопровождения. У нас уже есть примеры таких работающих классов, например в школе 1447.

Ведущая роль в успешной социальной адаптации особых ребят принадлежит именно методам педагогической коррекции. До 80% детей, имеющих те или иные ментальные нарушения, могут быть успешно социализированы при наличии специальных образовательных условий в детских садах и школах. Общемировая практика это подтверждает. И, надеюсь, мы скоро сможем подтвердить эти данные и в России.

— На государственном уровне оказывается какая-то поддержка, направленная на развитие инклюзивного образования, на социализацию детей с аутизмом?

— Большая работа ведется на всех уровнях. Например, рабочей группой по ранней помощи и РАС, созданной при Министерстве труда РФ, в ее состав входит и Татьяна Батышева. Результатом работы в том числе и этой группы стал замечательный проект Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Программа называется «Ты не один» и направлена на формирование в трех пилотных регионах комплексной системы помощи детям с расстройствами аутистического спектра. Мы очень надеемся, что Москва тоже подаст свою заявку на участие в этом проекте. В его рамках будет разработан и апробирован межведомственный подход по оказанию комплексной медико-социальной и психолого-педагогической помощи особым детям. Усилия предполагается сосредоточить на четырех ключевых направлениях: ранней диагностике, оказании ранней помощи детям и их семьям, реализации индивидуального образовательного маршрута для каждого из таких малышей, подготовке их жизни в обществе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *