Как рожают в Африке?

В Африке существует деревня, где запрещено рожать детей

Деревня Мафи Дов (Mafi Dove) находится в южной части Ганы (Западная Африка) и это довольно крупное поселение с 5 тысячами жителей. При этом практически никто из них не был рожден в этой деревне.

Дело в том, что тут существует очень древнее табу, запрещающее рожать детей на территории деревни. Якобы это действо оскорбляет богов. Чтобы обойти это табу, беременным женщинам приходится ездить рожать в другие общины (paranormal-news.ru).

Помимо этого странного запрета, который является уникальным даже для Африки, где некоторые племена живут практически как в первобытные времена, тут существуют еще два очень странных правила.

Если вы решитесь поехать в эту деревню, то вы сразу же заметите, что на ее территории нет никаких животных. Ни кошек, ни собак, ни овец, коз или коров. Единственные представители животного мира тут это время от времени пролетающие над деревней птицы.

Дело в том, что в Мафи Дов так же строго как деторождение запрещено держать и разводить любых животных. Единственное послабление сделано для купленных на соседнем рынке животных, но владелец этого животного должен забить его в тот же день покупки и никак не позже.

И третий закон, который также покажется очень странным всем другим людям, это запрет на кладбища. Каждый умерший в Мафи Дов отвозиться для захоронения на кладбища в другие общины.

Все эти три правила (запрет на роды, запрет на содержание животных и запрет на похороны) такие строгие, что даже современный уклад жизни не дает никаких шансов на то что эти запреты будут отменены в ближайшем будущем.

Больше всего от этих запретов страдают беременные женщины. Из-за страха преждевременных родов они вынуждены уезжать из родного дома в другое место за 1-2 месяца до срока. Было несколько случаев, когда у женщин начинались схватки и их экстренно везли в другое место, из-за чего дети потом рождались с осложнениями.

По словам старейшин, необычные табу деревни Мафи Дот связаны с ее основателем — охотником по имени Тогбе Гбефовиа Акити. Когда он впервые ступил на это место, раздался голос с неба, который сказал ему, что это священное место и что люди могут поселиться тут лишь про строгом соблюдении трех правил.

«Везде, где есть это зло, там нет развития. Из-за этих табу у нас никогда не было кровопролитий и вообще любых преступлений. Можно возить животных и разделывать их, нет запрета на менструации для женщин, но запрещено рожать детей. Мы очень гордимся нашим укладом», — рассказывает старейшина.

Иногда все-таки правила нарушаются и по словам старейшин были случаи, когда начинались преждевременные роды и ребенок появлялся на свет на территории деревни. Однако такое случалось очень редко, так как все жители очень боятся разгневать богов. И если такое случалось, то после этого родители ребенка должны были провести особый ритуал очищения, чтобы умилостивить богов.

В последние годы все больше жительниц деревни Мафи Дов возмущаются из-за строгих табу, но старейшины непреклонны.

Акушер-гинеколог рассказала о том, как рожают африканские женщины

Акушер-гинеколог из Бреста рассказывает о том, как рожают африканские женщины и что заставило ее переехать в другое полушарие планеты – в Анголу.

— Я хотела быть кинозвездой. Пошла в художественно-театральное училище в Минске, но на экзаменах поняла, что это не мое. Не могу так перестраиваться, превращаться из одного человека в другого. Так поступила в медучилище, потом закончила медуниверситет, а в 45 лет снова пошла учиться в клиническую ординатуру, чтобы получить высшую категорию. Елена Викторович, акушер-гинеколог из Бреста, и правда хорошо бы смотрелась в кино — улыбчивая блондинка с сияющими голубыми глазами, очень красивая женщина. В Беларуси она за 20 лет работы прошла путь от сельского врача до районного акушера-гинеколога.

Белоруску в Африке называют ангелом. Фото: из архива героини.

Ангола знаменита месторождениями алмазов.

— Я считаю, что красивее беременной женщины нет никого на свете. Это сейчас проводят всякие школы для мам. А когда я начинала, женщины понятия не имели, как рожать. Никто не рассказывал, как дышать, как вести себя, как расслабляться. И в этих муках получается такой красивый взрыв эмоций — рождается ребенок. Женщина сразу оживает, когда слышит первый крик — это новая жизнь, чудо! И я приложила к этому руку! А когда ребенок не дышит, начинаешь реанимировать. И вот он вдохнул, задышал, и ты знаешь, что это твоя заслуга, ты вовремя помог, и он остался жив…

Правда, после 20 лет врачебной практики в белорусских медучреждениях доктор поняла, что одним энтузиазмом сыт не будешь. Хотелось, чтобы любовь к работе соответственно вознаграждалась.

ГОД РАБОТЫ В АФРИКЕ — ЭТО 10 ЛЕТ РАБОТЫ ДОМА

— У меня было три работы: в роддоме Бреста, в железнодорожной больнице и в Центре профилактики СПИДа — вела прием и делала УЗИ. Я тогда купила квартиру под огромные проценты, и так получилось, что должна была выплачивать 500 долларов в месяц — весь свой заработок. Старшая дочь университет закончила, а младшую нужно было еще выучить. С мужем в разводе. Еще и ремонт надо сделать. Материальный вопрос встал очень остро, — вспоминает врач.

Елена Викторович заинтересовалась работой за границей. Поначалу, говорит, ей было просто любопытно узнать, как лечат в других странах. А потом поняла, что это шанс спасти семью от финансового краха. Знакомые рекомендовали поехать в Анголу, сказали, там уже работают врачи из Украины, России и Беларуси. Трудоустройством медиков занимается российская фирма. Энергичная врач рискнула: связалась с этой фирмой и через полгода после того, как узнала о такой возможности, уехала в Африку. Уже семь лет — с 2009 года — доктор работает в клинике горнодобывающей компании «Катока». Это предприятие — один из мировых лидеров по производству алмазов. Оно находится в тысяче километров от Луанды, столицы Анголы.

Первое время всем хотелось сфотографироваться на память с доктором-ангелом. Фото: из личного архива.

— Ожидания от переезда на другой край света оправдались?

— Я приехала в Анголу 1 декабря, а 25-го уже дали декабрьскую зарплату. Я ничего еще не делала: днем ходила по кабинетам, ночами учила португальский. Мне дали три месяца на изучение языка и подтверждение диплома. В Бресте все, что зарабатывала, я отдавала на кредит. Здесь мне выплатили чистый оклад врача — и он оказался в пять раз больше моего белорусского заработка на трех работах. Я стала считать: год работы в Анголе — это 10 лет работы дома, два года — 20 лет… Я так плакала! Мне так за родину стало обидно!

С коллегами у Елены сложились теплые отношения. Фото: из личного архива героини.

«НЕ ТРОГАЙТЕ МОЕГО РЕБЕНКА»

— Белорусские беременные отличаются от ангольских? Как рожают в Африке?

— Роды редко проходят в клинике, там в 80% случаев практикуют роды на дому. Им дешевле вызвать врача, чем платить за клинику. Рожают они самостоятельно, мужчин с того времени, как начинаются схватки, нет. Они уходят за деревню, в саванну — нет их! И только когда они услышат пение и пляски, приходят. Значит, родился ребенок.

И еще у них так: солнце не должно дважды заходить над женщиной, которая в родах. Если проходят сутки, а женщина не родила — вызывают доктора. Вот я и езжу на ЧП и катастрофы, — смеется врач. — Женщина просит не дотрагиваться до ребенка, если я просто присутствую при родах. Она сама перевязывает, перегрызает пуповину, берет ребенка, кладет его на живот… «Это мой ребенок, мои бактерии — не трогайте его».

Потом убрала все за собой, встала на колени, поцеловала мне ноги и ушла — так у них принято. Я все время задумываюсь: ведь точно так же наши прабабушки рожали! И никто не теряет сознание, не кричит от боли. Ну да, стонут, как все женщины, но истерик, как у нас в роддомах, не бывает.

Местные очень любят белоруску. Фото: из личного архива.

И еще у них так принято: если женщина беременеет, они с мужем не живут половой жизнью, это запрещено и религией, и обычаями. Мужчина рядышком строит новую хижину, берет себе новую жену… Так и живут. Сколько сможешь женщин обеспечить, столько берешь. Они христиане, но у них разрешено многоженство. Много лет была война, она забрала мужчин. Анголане знают, что им надо расплодиться и восполнить население.

— Как там развита медицина?

— Я работаю в клинике, которая обслуживает только семьи сотрудников «Катоки». В ней самое современное оборудование, медикаменты совсем другие — европейские, бразильские. В Луанде есть клиники от красного креста, но они, конечно, не так обеспечены.

В Анголе я заметила, что там действенны простейшие антибиотики! Там никто не лечит простую инфекцию по 10 — 15 дней. Приходит больной, ты даешь ему максимальную терапевтическую дозу сегодня, завтра — поддерживающую, а послезавтра он здоров. У меня есть больные со СПИДом, с туберкулезом, гепатитом — после 16 лет войны в Анголе много социальных болезней. Только там я впервые за свою врачебную практику увидела прямое переливание крови. И еще там нет санстанции! Их никто не контролирует, но после операций ни у кого нет абсцессов.

ТАМ ПОЗИТИВНО МЫСЛЯТ

— Как вас приняли в чужой стране? Вы быстро привыкли к другой культуре?

— Анголане называют меня ангелом — я белая, да еще и светловолосая. Там очень уважительное отношение к врачам. Меня даже в Луанде узнают. Приезжаю в банк, а они: «Доторэ, доторэ!» («Доктор, доктор». — Ред.).

Что было удивительно — там ничего не откладывают впрок. Закатки, как у нас, в Анголе не делают. Захотелось — пошли в саванну, набрали фруктов, поели и забыли. Завтра опять сходим. Может, на километр дальше пройдемся, зато ходить полезно для здоровья. Там позитивно мыслят!

Столица Анголы Луанда находится на побережье Атлантического океана. Фото: из личного архива.

Еще мне понравилось, как они относятся к смерти близких. По ангольским законам дается 8 дней отпуска только для того, чтобы человек вышел из стресса, не плакал на работе, а улыбался и занимался своим делом.

В Анголе не просто солнечно, там солнечные люди. Они всегда улыбаются! Этому я у них научилась. Там обязательно нужно обнимашки устраивать — два раза наклоняться щечками друг к другу. Все так делают, знакомые и незнакомые. За день каждый здоровается три раза. «Бон дие» — это значит пожелать доброго утра, «буа тарде» — доброго дня, «буа нойте» — доброй ночи. Невозможно не улыбаться, когда здороваешься третий раз за день!

В Африке у Елены появилось новое хобби — фотографировать экзотические цветы. Фото: из личного архива.

— По дому не скучаете?

— Я пару раз в год приезжаю домой. Со всеми повидалась — и хочется обратно! Тут все несчастные, плачутся, смотрят в землю, все серое… Там у меня другая жизнь!

Елена дразнит дочерей фотографиями свежих фруктов — в Анголе они в изобилии круглый год. Фото: из личного архива.

Очень много времени появилось для самообразования — мне теперь доступны португальские сайты и бразильская медицина. Я столько всего изучила! Бегаю, хожу в тренажерный зал, участвую во всех конкурсах в клинике. Дочкам каждый день присылаю фотографии или показываю в «скайпе», как я живу. Смеются, что я то танцую, то пою, а иногда говорят, мол, покажи нам солнце, у нас тут плохая погода. Я там живу такой полной жизнью — мне времени в сутках не хватает! Если и есть рай на земле, то он там, в Африке.

Инициация, беременность, роды: фотопроект о женских обрядах диких племен

Когда речь заходит о рождении ребенка, в первую очередь на ум приходит обычная поликлиника, затем — роддом, ну и так далее. Но в отдаленных уголках планеты, где жизнь до сих пор мало отличается от того, что было сто или двести лет назад, сохранились обряды, сопровождающие роды в естественных условиях. Основательница научно-творческого проекта Wild Born путешествует по миру и снимает красоту этого чисто женского дела — таинства вынашивания и рождения ребенка.

(Всего 11 фото + 1 видео)

Фото опубликовано Wild Born Project (@wildbornproject) Дек 18 2015 в 3:20 PST

«Женщины в индейских племенах обладают широкими традиционными познаниями в области природы, что способствует здоровым беременности и родам. Женщины племени косуа готовят углубление с кипяченой водой, подогреваемой камнями, и бросают туда сбор из хинного дерева, кореньев и трав. Потом они садятся поверх этого углубления, позволяя пару окутать их тело и снять боль, помочь расслабиться и восстановиться после родов».

Участники проекта поставили себе целью изучить социокультурные, экологические и экономические аспекты традиций и обрядов естественного деторождения у женщин из различных аборигенных племен, оказавшихся на грани исчезновения из-за влияния цивилизации.

Фото опубликовано Wild Born Project (@wildbornproject) Июл 9 2016 в 7:35 PDT

Проект был основан фотографом Алегрой Элли в 2011 году. Она хотела изучить и запечатлеть традиционные способы и священные обряды, связанные с беременностью и деторождением, а также то, как они меняются со временем. На снимках, сделанных в ходе экспедиций, изучается роль древнего знания в деторождении, повивальных бабок, экологии, местной флоры и фауны для совершения обрядов, обезболивания и питания.

Фото опубликовано Wild Born Project (@wildbornproject) Май 23 2016 в 5:34 PDT

Девочка из племени таут бату, Палаван (Филиппины).

Фото опубликовано Wild Born Project (@wildbornproject) Янв 21 2016 в 3:35 PST

Каждые семь лет это племя совершает обряд по очищению мира и восстановлению космического баланса.

Фото опубликовано Wild Born Project (@wildbornproject) Янв 17 2016 в 4:34 PST

В 2011 и 2012 годах экспедиция отправилась в Папуа — Новую Гвинею, чтобы узнать, каково это — рожать в джунглях. На следующий год активисты побывали на Палаване, Филиппины. В 2014 году они прошли путь от беременности до родов с племенем химба в Намибии, а в этом году будут наблюдать за тем, как справляются с рождением детей женщины на Ямале.

Фото опубликовано Wild Born Project (@wildbornproject) Фев 1 2016 в 12:18 PST

Эти яркие снимки напоминают о том, что нужно бережно относиться к обычаям и традициям, стараться сохранить богатство и многообразие культур, а также о том, что рождение детей — это, пожалуй, самый естественный и в то же время самый таинственный процесс, который только можно наблюдать.

Видео опубликовано Wild Born Project (@wildbornproject) Дек 21 2015 в 3:35 PST

На этом видео опытная повитуха из племени химба в Намибии массирует живот беременной за несколько часов до родов.

Фото опубликовано Wild Born Project (@wildbornproject) Янв 2 2016 в 3:58 PST

Перед рождением ребенка.

Фото опубликовано Wild Born Project (@wildbornproject) Янв 8 2016 в 4:17 PST

Новорожденный племени химба.

Фото опубликовано Wild Born Project (@wildbornproject) Янв 3 2016 в 5:09 PST

«На пути к становлению женщиной. Я была свидетельницей нескольких социальных обрядов, пока жила среди племени химба, в том числе обряда инициации девочки. Достигнув пубертата, девочка покидает деревню, пока в ходе обряда ее не приведут к новому социальному статусу. При поддержке женщин из общины девочку приводят в специальное помещение, где ее духовно защищают во время первой менструации. В это время она получает много подарков, а как только ее представят духу, смена статуса становится официальной и ей на голову надевают традиционную кожаную корону в знак того, что на ней можно жениться. На фото девочки собрались в маленькой временной палатке, которую соорудили для обряда инициации, чтобы присвоить им статус женщин с началом менструального цикла. В рамках церемонии и на регулярной основе женщины жгут различные коренья, чтобы получить ароматный дым, который используется как духи для тела».

Фото опубликовано Wild Born Project (@wildbornproject) Янв 6 2016 в 9:57 PST

Женщина племени косуа (Папуа — Новая Гвинея) и европейка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *