Что такое пэп

ПЭП у грудничков: мифы и реальность

Часто после первого осмотра невропатолога в поликлинике или в роддоме малышу ставится диагноз перинатальная энцефалопатия. По различным источникам, ее имеет от 30 до 70% новорожденных. Какие же жалобы мамы заставляют врача поставить такой диагноз?

(источник http://am-am.info/wp-content/catalog/item542.html)

Продолжительный плач и вообще плаксивость, частое сосание, срыгивания, вздрагивания или вскидывания рук и ног, плохой ночной (частые просыпания, беспокойный поверхностный сон) и дневной сон (мало спит днем), трудности с засыпанием (долгое укачивание на руках). При осмотре ребенка врач может заметить нарушения мышечного тонуса — гипер или гипотонус. При нейросонографических исследованиях иногда видны затемненные или измененные участки мозга, иногда нет.
Врач назначает средства, улучшающие мозговое кровообращение (пирацетам, ноотропил, кавинтон) и успокоительные (глицин, микстура с цитралью, валериана, иногда люминал или фенобарбитал), а так же рекомендует провести курсы массажа, купания в сборах успокаивающих трав. Это вы наверняка все знаете.
А теперь стоит сказать о другом подходе к проблеме.
Перинатальная энцефалопатия является осложнением патологии беременности и родов и диагностируется у новорожденных до 5% случаев (или всего у 1,5-3,6%)!
Откуда же такое несоответствие?
В книге Пальчик А.Б. и Шабалова Н.П. «Гипоксически-ишемическая энцефалопатия новорожденных: руководство для врачей». (СПб: «Питер», 2000) причины поголовной заболеваемости энцефалопатией новорожденных объяснены очень хорошо. Причина, в общем-то, одна, и называется она гипердиагностика.
В чем причина гипердиагностики? Что заставляет врачей ставить «всем подряд» этот диагноз? В рамках проведенной петербургскими учеными исследовательской работы были выявлены следующие причины «гипердиагностики» перинатальной энцефалопатии:
Во-первых, это нарушение принципов неврологического осмотра.
а) нарушения стандартизации осмотра (наиболее частые из них: диагностика повышенной возбудимости у дрожащего и скованного ребенка в холодном помещении, а также при возбужденном состоянии или чрезмерных манипуляциях исследователя; диагностика угнетения центральной нервной системы у вялого ребенка при перегревании или в дремотном состоянии).
Мой опыт общения с невропатологами хорошо доказывает этот пункт.
1) в роддоме педиатр поставила ПЭП, так как ребенок часто громко плакал. Но когда невропатолог пришел осмотреть сына, ребенок крепко спал, и врач сказал, что тонус в норме, и он не видит никаких патологий.
2) Через месяц в поликлинике врач опирался на описание роддомовского педиатра, а осмотр производился, когда ребенок спал, проснулся и испугался, что его чужая тетка за руки-ноги дергает. Естественно, что он заплакал и напрягся. ПЭП подтвердили.
3) Пошли к знакомой — ординатору неврологического отделения Обл.Дет.Больницы. Она нас не смотрела, руководствовалась ранее поставленным диагнозом и нашим жалобами, назначила сначала гомеопатическое лечение (нукс вомика, валериана хель, церебрум), направила на Узи к самому лучшему специалисту.

А у ребенка подруги врач из месяца в месяц диагностировала то гипер, то гипотонус.
Далее б) некорректная оценка ряда эволюционных явлений (то есть патологией считают то, что норма для такого возраста, особенно для 1 мес ребенка).
Это диагностика внутричерепной гипертензии на основании положительного симптома Грефе, симптом Грефе может выявляться у доношенных детей первых месяцев жизни, у недоношенных детей, при задержке внутриутробного развития, конституциональных особенностях);
диагностика спастичности на основе скрещивания ног на уровне нижней трети голеней новорожденным при проверке реакции опоры или шагового рефлекса (может быть физиологическим вследствие физиологического гипертонуса некоторых мышц бедер, но патологическим у детей старше 3 мес);
диагностика сегментарных нарушений при выявлении «пяточной стопы» (тыльная флексия стопы — 120° является нормой);
гиперкинезов у ребенка 3-4 мес при беспокойстве языка (является физиологическим этапом созревания моторики ребенка).
Сюда можно отнести и срыгивание, как результат незрелости нервной системы и слабости сфинктера — мышечного клапана, находящегося в верхней части желудка, который не слишком хорошо удерживает его содержимое. Нормой считается срыгивание после каждого кормления в объеме 1-2 стол ложек и однократно в день рвота «фонтаном» более 3 ложек, если при этом малыш часто писает, хорошо себя чувствует и нормально прибавляет в весе.
Диагностика симптома мраморности кожи — вследствие незрелости вегето-сосудистой системы до 3-х лет — это абсолютно нормальное явление, потому что она только формируется!
Плохой ночной сон — когда ребенок часто просыпается. Но для грудного ребенка характерен преимущественно поверхностный неглубокий сон и сосание во время такого сна. С 3-4 месяцев у детей ночное сосание может становиться более активным, т.к. днем они начинают легко отвлекаться от груди и сосут относительно не долго. За счет активного ночного сосания они добирают необходимое количество молока.
У нас именно так и было, после 5 мес сын стал просыпаться не 3 раза за ночь (что обычно считается нормой, 12, 3 , 6 часов), а по 6 и 7 раз.
Американский исследователь сна Джеймс Маккена в своей работе Breastfeeding & Bedsharing Still Useful (and Important) after All These Years пишет, что при исследовании сна грудных детей было выявлено, что средний интервал между ночными кормлениями грудью составлял около полутора часов — приблизительная длина взрослого цикла сна.
Минимизировать время маминого «недосыпа» можно с помощью рациональной организации совместного сна и ночных кормлений. Очень часто дети лучше спят рядом с матерями. Укачивание можно также заменить прикладыванием к груди перед сном (но не у всех получается). Когда я узнала, что так «можно» делать, время укачиваний значительно сократилось. Часто дети просыпаются после сна в плохом настроении — им можно предложить грудь, и мир будет снова радовать малыша!
2. Во-вторых, это отнесение к патологическим ряда адаптационных, проходящих явлений со стороны нервной системы новорожденного
(например, вздрагивания или вскидывании рук и ног, дрожание подбородка при сильном плаче или испуге, постнатальная депрессия, физиологическая мышечная гипертония и т. д.).
3. В-третьих, плохая осведомленность в классификации Гипоксической
Ишемической Энцефалопатии
(в основном, в связи с иностранным происхождением исследований на эту тему) и недостаточная квалификация врача.
Например, месячному ребенку моей однокурсницы был поставлен диагноз Минимальная Мозговая Дисфункция, который должен ставиться после 2, а то и 5 лет, по разным источникам.
Другому знакомому ребенку назначили пить настойку женьшеня, что недопустимо в его возрасте.
Часто медикаментозные методы лечения приводят к еще большему ухудшению в поведении детей. Врачи знают о вреде различных лекарств для детей, но или просто не информируют родителей, или сознательно или неосознанно не обращают их внимание на побочные эффекты.
4. В-четвертых, это психологические причины
Они заключается в том, что в связи со сложившейся в отечественном здравоохранении ситуацией, «гипердиагностика» не имеет никаких административных, юридических, этических последствий для врача. Постановка диагноза ведет к назначению лечения, и в случае правильности или неправильности диагноза исход (чаще выздоровление или минимальные расстройства) благоприятен. Таким образом, можно утверждать, что благоприятный исход есть следствие «правильного» диагноза и «правильного» лечения.
Гипердиагностика заболевания ничуть не лучше гиподиагностики. При недостаточной диагностике понятны негативные последствия — из-за отсутствия своевременной помощи возможно развитие инвалидизирующего заболевания. А гипердиагностика?
По мнению петербургских исследователей, с которым сложно не согласится, «гипердиагностика» не является безобидным явлением, как иногда считают некоторые врачи. Негативные последствия «гипердиагностики» заключаются, прежде всего, в том, что длительная работа в рамках доктрины «гипердиагностики» приводит к «размыванию» границ в представлениях врачей между нормальными и патологическими состояниями. Диагностировать «заболевание» оказывается «беспроигрышным» вариантом. Диагностирование «ПЭП» превратилось в безотчетный ритуал детского невролога, что закономерно ведет к малообъяснимой статистике заболеваний «ПЭП».
В исследовании петербургских ученых подробно описаны наиболее часто встречающиеся ошибки при проведении эхоэнцефалография, нейросонографии, допплерографии, аксиальной компьютерной и магнитно-резонансной томографии.
Причины ошибок различны и связаны с тем, что при интерпретации полученных данных используются параметры и нормы, разработанные для детей старшего возраста и взрослых, используется неадекватная оценка полученных данных и их абсолютизация, используются методы, имеющие при диагностике данного заболевания недостаточную информативность, используются также аппараты, имеющие неподходящие технические характеристики.
Мы пошли к самому лучшему специалисту в области по УЗИ головного мозга только в 6 месяцев, так как роддомовское УЗИ не выявило никаких патологий, а после 5 месяцев сын стал часто просыпаться ночью, и мы заволновались, не зная тогда, что это нормальное поведение ребенка такого возраста. УЗИ показало гиперэхогенные участки в гипоталамусе — ишемические поражения. Как мне объяснили, это сжавшиеся от гипоксии сосудики. Мы стали активно лечиться гомеопатическими препаратами, но сон не улучшался, и в 10 месяцев пропили курс ноотропила.
В 11 мес снова пошли на УЗИ, ребенок плакал, вертел головой, врачу было нелегко зафиксировать картинку, и аппарат был другой, похуже, хороший сломался. Весь осмотр длился минуту. Врач сказал, что почти все прошло. Мог ли он рассмотреть хорошо, ведь он даже на результаты предыдущего осмотра в карточку не посмотрел, как он мог вспомнить, что было раньше? Может и мог, говорят, ну очень хороший специалист! Но сон как был «плохим», так и остался.
5. В-пятых, это непонимание врачами и родителями естественных потребностей новорожденного ребенка.
Чаще всего ребенок сигнализирует об ошибках в уходе своим плачем. Ребенку нужен контакт с мамой постоянно сразу после рождения.
Подозреваю, что плач моего сына, который так напугал неонатолога, и был такой просьбой. Когда сынишку брали на руки и шли гулять по коридору, он успокаивался. (Но в роддоме нельзя гулять по коридору с детишками!?)
Где-то на 3 день, после активного прихода молока, сын сосал около часа, лежа рядышком, и потом проспал около 3 часов. Именно в этот момент нас застал роддомовский невропатолог и определил, что все в порядке, а сын так и не проснулся. Потом мы с мамой положили сынишку в колыбель, и он через некоторое время заплакал, неонатолог принесла нам фенобарбитал для успокоения ребенка, так как мы мешали спать другим палатам (там мамы были отдельно от детей).
Лекарство мы давать не стали, просто стали больше носить на руках. Как жаль, что тогда я просто не знала, что ребенка можно при каждом плаче прикладывать к груди!!! Нам говорили о кормлении по требованию, но считалось, что ребенок требует грудь через 3 часа.
Общеизвестно, что сосание оказывает на ребенка своего рода седативное действие, не сравнимое по своей полезности ни с какими лекарствами.
Содержание аминокислоты таурина в женском молоке, в отличие от коровьего, очень высоко. Таурин необходим для усвоения жиров, а также служит нейропередатчиком и нейромодулятором при развитии центральной нервной системы. Поскольку дети, в отличие от взрослых, не способны синтезировать таурин, считается, что его нужно рассматривать как аминокислоту, необходимую для маленького ребенка.
Среди полиненасыщенных жирных кислот особенно важны арахидоновая и линоленовая кислоты, которые являются необходимыми компонентами для формирования головного мозга и сетчатки глаза ребенка. Их содержание в женском молоке почти в четыре раза выше, чем в коровьем (0,4 г и 0,1 г/100 мл соответственно).
В женском молоке представлены нуклеотиды и многочисленные факторы роста. К последним относится, в частности, фактор роста нервной ткани (NGF). Именно поэтому ребенку очень важно находится на естественном вскармливании, если у вас были проблемы при родах или во время беременности, которые могли повлечь за собой гипоксию плода и травму его нервной системы.
Четкой общепринятой тактики ведения детей с синдромом повышенной нервно-рефлекторной возбудимости до настоящего времени не существует, многие специалисты относятся к данному состоянию как к пограничному, и советуют только наблюдать за такими детьми, воздерживаясь от лечения. В отечественной практике некоторые врачи продолжают применять детям с синдромом повышенной нервно-рефлекторной возбудимости достаточно серьезные препараты (фенобарбитал, диазепам, сонапакс и т.п.), назначение которых в большинстве случаев мало оправдано…
Если вас все же беспокоит состояние вашего ребенка, стоит сходить или пригласить на дом нескольких специалистов (по-крайней мере, двух, желательно по рекомендации — есть врачи, искренне радеющие за здоровье детей, и не стремящиеся сделать на детских «проблемах» деньги), ведь действительно, иногда проблемы бывают очень серьезные, такие как ДЦП и гидроцефалия.
Про ребенка моей подруги, например, с той же симптоматикой, как и у моего сына, районный невропатолог заявила, что к каждому ребенку можно придраться, и никакой диагноз ставить не стала.
У гомеопатов есть хороший опыт лечения неврологических расстройств, и официальная медицина это подтверждает. Но общеизвестна высокая пластичность детского мозга, его способность компенсировать структурные дефекты. Так что можно никогда не узнать, помогла ли ребенку терапия или он сам справился с проблемами.
Очень хорошо помогает массаж, и мамин, и профессиональный (но только если ребенок хорошо на него реагирует, не плачет, не перевозбуждается, не теряет в весе и не приостанавливает прибавку) Показана витаминотерапия, и, учитывая хорошую усвояемость витаминов из материнского молока, обратите на это внимание.
Стоит еще сказать о прививках для беспокойных детей. Та же самая невропатолог, которая не захотела придираться к ребенку подруги, рекомендовала отвод от прививок на 3 месяца. В одной из московских клиник, где выхаживают малышей с тяжелыми гипоксическими нарушениями, упор в лечении сделан на немедикаментозные методы и максимальное избежание инъекций (введение препаратов с помощью электрофореза, физиотерапия и т.п).
У моего сына после прививок (инъекций) усиливался тонус конечностей, общее беспокойство, тем не менее, никто отвода нам не дал, так как вообще перинатальная энцефалопатия считается ложным противопоказанием к вакцинации, якобы врачи и пациенты оберегают от прививок детей на основании «общечеловеческих» и «общенаучных» соображений, не подтвержденных официальной медициной.
А как же тогда быть с той московской клиникой? Видимо в ней работают врачи, которых действительно интересует состояние здоровья их маленьких пациентов. Также скажу, что в побочных эффектах вакцин можно найти слово «энцефалопатия», то есть прививка может вызывать это состояние!
Ребенок родился здоровым, мы сделали ему в первые дни несколько прививок, изолировали от мамы, сказали ей кормить по часам, поить ребенка лекарствами, которые употребляют шизофреники, и в месяц с удовольствием констатируем, что половина детишек страдает перинатальной энцефалопатией! Что еще добавить?!
Диагноз «синдром гиперактивности» очень популярен в Америке и все больше проникает к нам. С другой стороны, в Америке и Германии не знают, что такое перинатальная энцефалопатия. Есть еще один взгляд на проблему — что все дело не в неврологической патологии и не в болезни, а просто в особом типе людей, индивидуальном устройстве их нервной системы. Книга «Дети Индиго» Ли Кэрролла этому доказательство.
Изменить психоэмоциональную конституцию (тип личности), сами понимаете, не в силах ни один препарат. Большое значение имеет психологических настрой в семье (понимание потребностей маленького ребенка, забота по методу «сближения» Сирсов) и правильный уход за ребенком (грудное вскармливание, ношение на руках (очень помогает слинг), совместный сон, уважение личности ребенка).
Мой сын до сих пор на грудном вскармливании, ему 2 года, он знает все буквы, некоторые формы, почти все цвета различает и называет, очень активен и бодр, от чего я иногда устаю. Но при этом может посвятить любимому занятию (сейчас это наклеивание наклеек в книжки) около 20-30 мин, то есть за день мы почти всю книгу заклеиваем, соответственно дефицитом внимания или усидчивости не страдаем. Нарушения тонуса прошли полностью после окончания прививок, и больше мы на прививки не пойдем. Правда сын до сих пор просыпается раза 3 — 4 за ночь. Но я верю, что грудное вскармливание может сохранить мамины силы и нервные клетки, а нервным клеткам ребенка помочь восстановить свои функции.
В нашей поликлинике висит плакат о пользе грудного вскармливания со словами древнегреческого философа: «Вместе с молоком матери в ребенка входит душа». Мамино молоко — не просто пища, это и лекарство, и связь с миром, и передача ребенку маминых знаний о жизни.
Успехов в жизни всем непоседам!

Причины перинатальной энцефалопатии

Ведущей причиной повреждения головного мозга плода и новорожденного в перинатальном периоде выступает внутриутробная гипоксия. Т. о., перинатальная энцефалопатия может являться следствием отягощенного соматического анамнеза беременной (пороки сердца, сахарный диабет, пиелонефрит, бронхиальная астма, гипертоническая болезнь и др.), неблагополучного протекания беременности (угроза выкидыша, внутриутробные инфекции, гемолитическая болезнь плода, гестоз, фетоплацентарная недостаточность) и родов (узкий таз, преждевременные роды, затяжные или стремительные роды, слабость родовой деятельности и пр.). Повреждающее действие на плод могут оказывать вредные привычки беременной (курение, употребление алкоголя и наркотических веществ), прием потенциально опасных для плода лекарственных препаратов, профессиональные вредности, экологическое неблагополучие.

Кроме этого, перинатальная гипоксическая энцефалопатия может развиваться и в первые дни после рождения, например, при синдроме дыхательных расстройств, врожденных пороках сердца, сепсисе новорожденных и т. д.

Независимо от непосредственной причины, во всех случаях гипоксического поражения ЦНС пусковым механизмом служит недостаток кислорода. Другие дисметаболические нарушения (ацидоз, гипогликемия, гипо-/гипернатриемия, гипо-/гипермагниемия, гипокальциемия) обычно возникают вслед за гипоксическим поражением ЦНС.

Внутричерепные родовые травмы, как причина перинатальной энцефалопатии, главным образом связаны с механическим воздействием — использованием травмирующих плод акушерских пособий, родами в тазовом предлежании, неправильным вставлением головки, тракцией за головку и т. д.

Классификация перинатальной энцефалопатии

В течении перинатальной энцефалопатии выделяют острый период (первый месяц жизни), ранний восстановительный (до 4-6 месяцев) и поздний восстановительный периоды (до 1-2-х лет) и период остаточных явлений.

К основным клиническим синдромам перинатальной энцефалопатии относятся синдром двигательных расстройств, синдром повышенной нервно-рефлекторной возбудимости (синдром гипервозбудимости), синдром угнетения ЦНС, гипертензионно-гидроцефальный синдром, судорожный синдром, вегето-висцеральный синдром.

При определении степени тяжести перинатальной энцефалопатии учитывается оценка состояния новорожденного по шкале АПГАР:

  • легкая степень — 6 — 7 баллов. Проявлением легкой формы перинатальной энцефалопатии служит синдром повышенной нервно-рефлекторной возбудимости. Недоношенные дети с легкой формой перинатальной энцефалопатии составляют группу повышенного риска по развитию судорожного синдрома.
  • среднетяжелая степень — 4 — 6 баллов. Перинатальная энцефалопатия обычно протекает с синдромом угнетения ЦНС и гипертензионно-гидроцефальным синдромом.
  • тяжелая степень – 1-4 балла. Тяжелая форма перинатальной энцефалопатии характеризуется прекоматозным или коматозным состоянием.

Симптомы перинатальной энцефалопатии

Ранние признаки перинатальной энцефалопатии могут быть выявлены неонатологом сразу после рождения ребенка. К ним относятся слабый или поздний крик новорожденного, длительный цианоз, отсутствие сосательного рефлекса, изменения двигательной активности и др.

Клиника легкой формы перинатальной энцефалопатии включает повышенную спонтанную двигательную активность новорожденного, трудности засыпания, поверхностный беспокойный сон, частый плач, мышечную дистонию, тремор подбородка и конечностей. Перечисленные нарушения обычно обратимы и регрессируют в течение первого месяца жизни.

Синдром угнетения ЦНС при среднетяжелой форме перинатальной энцефалопатии протекает с вялостью, гипорефлексией, гиподинамией, диффузной мышечной гипотонией. Типично наличие очаговых неврологических расстройств: анизокории, птоза, сходящегося косоглазия, нистагма, нарушения сосания и глотания, асимметрии носогубных складок, асимметрии сухожильно-надкостничных рефлексов. Гипертензионно-гидроцефальный синдром характеризуется напряжением и выбуханием большого родничка, расхождением швов, увеличением окружности головы, нарушением сна, пронзительными вскрикиваниями. Неврологические расстройства при среднетяжелой перинатальной энцефалопатии частично регрессируют к позднему восстановительному периоду.

Тяжелая степень перинатальной энцефалопатии сопровождается адинамией, мышечной гипотонией вплоть до атонии, отсутствием врожденных рефлексов, реакции на болевые раздражители, горизонтальным и вертикальным нистагмом, аритмичным дыханием и пульсом, брадикардией, артериальной гипотонией, приступами судорог. Тяжелое состояние ребенка может сохраняться от нескольких недель до 2-х месяцев. Исходом тяжелой перинатальной энцефалопатии, как правило, является та или иная форма неврологической патологии.

В раннем и позднем восстановительном периодах перинатальной энцефалопатии встречаются синдромы: церебрастенический (астеноневротический), двигательных нарушений, судорожный, вегегативно-висцеральный, гипертензионно-гидроцефальный.

Синдром двигательных нарушений может проявляться мышечным гипо-, гипертонусом или дистонией, гиперкинезами, парезами и параличами. Астеноневротическому синдрому соответствуют нарушения сна, эмоциональная лабильность, двигательное беспокойство ребенка.

Судорожный синдром в восстановительном периоде перинатальной энцефалопатии может выражаться не только непосредственно судорогами, но и мелкоамплитудным дрожанием, автоматическими жевательными движениями, кратковременной остановкой дыхания, спазмом глазных яблок и т. д.

Вегето-висцеральная дисфункция при перинатальной энцефалопатии проявляется микроциркуляторными нарушениями (бледностью и мраморностью кожных покровов, преходящим акроцианозом, холодными конечностями), желудочно-кишечными дискинезиями (срыгиванием, диспепсией, кишечными коликами и др.), лабильностью сердечно-сосудистой системы (тахикардией, брадикардией, аритмией) и т. д.

Исходом перинатальной энцефалопатии у детей может являться выздоровление, темповая задержка развития (ЗПР, ЗРР), минимальная мозговая дисфункция, синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ), грубые органические поражения ЦНС (ДЦП, эпилепсия, олигофрения, прогрессирующая гидроцефалия).

Диагностика перинатальной энцефалопатии

Признаки перинатальной энцефалопатии обычно выявляются при осмотре и объективном обследовании ребенка педиатром или детским неврологом. При этом важно учитывать данные о течении беременности, родов, состоянии ребенка сразу после рождения. Однако для определения характера поражения головного мозга и оценки степени тяжести перинатальной энцефалопатии требуется проведение дополнительных лабораторных и инструментальных исследований.

В целях изучения показателей метаболизма проводится определение КОС и газового состава крови, уровня глюкозы, электролитов, анализ состава спинномозговой жидкости.

Самую первую диагностическую информацию, позволяющую косвенным образом судить о наличии перинатальной энцефалопатии, получают с помощью ультразвукового исследования анатомических структур мозга — нейросонографии через большой родничок.

Для уточнения гипоксически-ишемических изменений мозговой ткани, обнаруженных при НСГ, проводится КТ или МРТ головного мозга ребенку. С целью оценки кровоснабжения головного мозга выполняется допплерография сосудов шеи ребенку и дуплексное сканирование артерий головы. ЭЭГ ребенку представляет наибольшую ценность в диагностике перинатальной энцефалопатии, протекающей с судорожным синдромом. При необходимости обследование ребенка может дополняться ЭхоЭГ, РЭГ, электронейромиографией, рентгенографией шейного отдела позвоночника.

Ребенку с перинатальной энцефалопатией необходима консультация окулиста с исследованием глазного дна. При задержке психического и речевого развития показана консультация детского психолога и логопеда.

Лечение перинатальной энцефалопатии

В остром периоде лечение ребенка с перинатальной энцефалопатией осуществляется в отделении патологии новорожденных. Ребенку показан щадящий режим, оксигенотерапия, при необходимости – зондовое питание.

Медикаментозная терапия назначается с учетом преобладающих синдромов перинатальной энцефалопатии. Для уменьшения внутричерепной гипертензии проводится дегидратационная терапия (маннитол), вводятся кортикостероиды (преднизолон, дексаметазон и др.), выполняются лечебные спинномозговые пункции.

С целью нормализации метаболизма нервной ткани и повышения ее устойчивости к гипоксии осуществляется инфузионная терапия – введение растворов глюкозы, калия, кальция, аскорбиновой кислоты, препаратов магния и т. д. Для борьбы с судорогами используется фенобарбитал, диазепам и др. В рамках терапии перинатальной энцефалопатии показано назначение препаратов, улучшающих кровообращение и метаболизм головного мозга (винпоцетина, пирацетама, кортексина, депротеинизированного гемодеривата крови телят и др.).

В восстановительном периоде лечение ребенка с перинатальной энцефалопатией, как правило, осуществляется амбулаторно или в условиях дневного стационара. Проводятся повторные курсы лекарственной терапии ноотропными препаратами и ангиопротекторами, лечебная физкультура, плавание, массаж, физиопроцедуры (амплипульстерапия, электрофорез), гомеопатическая терапии, фитотерапия, остеопатия.

При нарушениях речи — ЗРР, синдромах алалии и дизартрии показаны коррекционные логопедические занятия.

Профилактика перинатальной энцефалопатии

Полное выздоровление, как исход легкой степени перинатальной энцефалопатии наступает у 20-30 % детей. В остальных случаях в резидуальном периоде развиваются те или иные неврологические синдромы. Серьезность последствий зависит от характера и тяжести повреждения, своевременности и полноты оказания лечебной помощи. Высокая пластичность ЦНС у детей обусловливает большой резерв для восстановления нарушенных функций в первые месяцы жизни, поэтому крайне важно начать лечение как можно раньше даже при минимальных проявлениях перинатальной энцефалопатии.

Профилактика перинатальной энцефалопатии включает минимизацию факторов риска при беременности и родоразрешении. Основной задачей будущей мамы и акушеров-гинекологов на этапе ведения беременности служит предупреждение внутриутробной гипоксии, что может быть достигнуто терапией хронических заболеваний, коррекцией патологического течения беременности. Во время родов необходимо проводить профилактику интранатального травматизма плода.

О болезни

Название этого заболевания объединяет в себе несколько нозологий. Энцефалопатия – собирательное понятие, указывающее на поражение головного мозга, нарушение его функции. А обозначенный термин «перинатальная» говорит о периоде жизни малыша, когда возникли эти изменения. Получается, что неблагоприятный фактор воздействовал на организм ребёнка в промежуток, начиная с 22-й недели внутриутробной жизни малыша или во время родовой деятельности, в первую неделю жизни крохи.

Именно этот период отличается многофакторностью влияния на состояние малыша. Происходит сочетание особенностей течения беременности, нарушений здоровья матери, проблем в родах, что сказывается на здоровье крохи. Статистические данные указывают на высокую частоту встречаемости заболевания у новорождённых. Около 5 % детей имеют диагноз ПЭП и получают соответствующее лечение.

ПЭП является причиной 60% патологий от общего числа неврологических заболеваний детского возраста. Опасность недуга заключается в прогрессировании болезни в различные неврологические расстройства, начиная от минимальных нарушений функций мозга, заканчивая детским церебральным параличом, эпилепсией, гидроцефалией.

Классификация ПЭП

Постгипоксическая энцефалопатия

Этот вид ПЭП связан с недостаточным поступлением кислорода во время вынашивания беременности или развитием острого кислородного голодания – асфиксии. Гипоксия, возникшая внутриутробно, приводит к замедлению роста капилляров головного мозга, повышению их проницаемости и ранимости. Вследствие значительного кислородного голодания возникают обменные нарушения – ацидоз, отёк головного мозга и гибель нервных клеток.

Самой частой причиной энцефалопатии у новорождённого служит недостаточное поступление кислорода в организм малыша, а поражение мозга ещё называют гипоксически-ишемической энцефалопатией (ГИЭ).

Посттравматическая

Эта разновидность болезни обусловлена полученной во время родов травмой. Неправильное положение плода и вставление головки, затяжные или стремительные роды, провоцируют развитие травм, кровоизлияний в головной мозг и его оболочки.

Инфекционная

В случае появления инфекционного заболевания у женщины или обострении хронического процесса, болезнетворные микроорганизмы могут проникать через плаценту и поражать организм плода. Для многих инфекций характерно формирование латентного, скрытого инфицирования, когда болезнь может «маскироваться» под гипоксическую или травматическую энцефалопатию.

Хотя гематоплацентарный барьер «охраняет» организм малыша от проникновения многих инфекционных агентов, патология плаценты увеличивает её проницаемость для вредных веществ. Получается, что нездоровая плацента не может выполнять свою защитную функцию. Легче всего проникают через плаценту вирусы, что объясняется их малой величиной.

Токсико-метаболическая энцефалопатия

Этот вид патологии связан с воздействием на организм плода или новорождённого вредных веществ: никотина, алкоголя, наркотических средств, токсинов вирусов и бактерий, лекарственных препаратов. При расстройстве обмена веществ может возникать билирубиновая, диабетическая энцефалопатия и другие.

Термин «перинатальная энцефалопатия» объединяет в себя патологические изменения в головном мозге, не обозначая их причины. Поэтому ПЭП нельзя считать окончательным диагнозом, недуг требует более тщательного анализа происхождения заболевания. Если причину, приведшую к развитию болезни, обнаружить не удалось, выставляется диагноз «энцефалопатия неуточнённая» у грудничка.

Факторы риска

Проанализировав течение беременности и родов у женщины, можно предугадать возможные проблемы со здоровьем у будущего ребёнка, отобрать детей в группу риска по возникновению данного заболевания.

  • болезни будущей матери.

Заболевания, появившиеся во время вынашивания малыша или обострения хронических недугов (артериальная гипертензия, болезни сердца и почек, бронхиальная астма) без должного лечения могут привести к возникновению патологий у ребёнка. Особое внимание стоит уделить терапии сахарного диабета во время вынашивания малыша, повышенный уровень сахара негативно влияет на развитие плода.

Дети, рождённые от матерей с сахарным диабетом, отличаются большей массой тела, что нередко приводит к затруднениям во время рождения. Кроме того у этих малышей чаще возникают пороки развития, затяжные желтухи, дыхательные расстройства, низкий уровень глюкозы после рождения. Всё это может служить причиной возникновения перинатальной энцефалопатии у новорождённого;

  • патологии беременности.

Гестозы, угрозы прерывания беременности или преждевременных родов, патология плаценты, негативно сказываются на развитии плода. Так же к перинатальной энцефалопатии может привести гемолитическая болезнь и инфекции, которые развились внутриутробно.

Большое значение играет возраст роженицы. Доказано, что у беременных младше 20 лет и старше 35 повышен риск развития патологий во время беременности и родов;

  • проблемы, возникшие во время родов.

Процесс появления на свет – важный фактор, влияющий на здоровье крохи в будущем. Слишком долгие или, наоборот, стремительные роды увеличивают шанс травматизации ребёнка и гипоксических осложнений. Малыш может испытывать резкое кислородное голодание, в случаях, когда имели место патология пуповины (узлы и тугое обвитие, недостаточная длина пуповины), плацента отслоилась преждевременно.

Специалисты утверждают, что переношенная беременность в большинстве случаев опаснее недоношенной. При запоздалых родах увеличивается риск гипоксии плода, появления в околоплодных водах примеси мекония, вдыхания грязных вод. Всё это может привести к асфиксии, появлению нарушений дыхания у новорождённого, инфекционным осложнениям;

  • токсическое воздействие на плод.

Много сказано о вреде алкогольной, никотиновой и наркотической зависимости на плод, но и в настоящее время нередкие случаи токсического воздействия этих веществ на развивающийся организм. Так же неблагоприятны для здоровья крохи профессиональные вредности, экологическая среда, в которой находится будущая мать.

Самостоятельный, без врачебной консультации, приём беременной женщиной медикаментов негативно сказывается на здоровье малыша. Некоторые из лекарственных средств оказывают влияние на рост и развитие плода, могут вызывать пороки развития.

Особенно опасно воздействие вредных веществ в первом триместре беременности, когда происходит формирование жизненно важных органов ребёнка.

Как проявляется ПЭП?

Первые признаки развития заболевания врач-неонатолог обнаруживает ещё в родильном зале. В отличие от здоровых малышей эти дети рождаются с осложнениями, поздно начинают кричать, требуют оказания помощи. Врач оценивает кроху по шкале Апгар, в дальнейшем полученные данные учитываются при постановке диагноза ПЭП. Заболевание протекает длительно, проявления могут развиваться постепенно, поэтому специалисты разделяют течение болезни на периоды.

Периоды ПЭП

  • острый, продолжительностью до 1 месяца;
  • восстановительный, который длится до 12 месяцев доношенного малыша, у недоношенных детей этот промежуток продлевается до 24 месяцев;
  • исход.

Степени тяжести ПЭП и симптомы недуга в острый период

  • лёгкая.

Если действие повреждающего фактора было умеренным, а состояние ребёнка значительно не нарушилось (оценка по шкале Апгар обычно составляет 6 – 7 баллов), на первый план выходит синдром повышенной нервно-рефлекторной возбудимости. Дети с данной формой заболевания отличаются выраженным беспокойством, их сон поверхностный, прерывистый, а периоды бодрствования удлинены. Кроха подолгу беспричинно плачет, мать не может успокоить малыша взяв на руки.

При осмотре крохи врач обращает внимание на повышенную двигательную активности, оживление врождённых рефлексов, нарушение тонуса мышц. Часто у таких малышей возникает тремор, подрагивание подбородка и конечностей во время плача.

Синдром повышенной нервно-рефлекторной возбудимости у недоношенных новорождённых опасен появлением судорог;

  • среднетяжёлая форма заболевания.

В случае, когда состояние крохи расценивалось как среднетяжёлое (оценка по Апгар 4 – 6 баллов), у малыша наблюдается синдром угнетения нервной системы, который сопровождается повышением внутричерепного давления. Дети с данной формой заболевания отличаются от своих сверстников вялостью, мышечной слабостью.

В связи с ослаблением рефлексов новорождённого возникают нарушения при актах сосания и глотания – кроха отказывается от груди. Гипертензионно-гидроцефальный синдром проявляется выбуханием большого родничка, увеличением темпов роста головки, патологическими рефлексами;

  • тяжёлое течение болезни.

При значительном ухудшении состоянии крохи (оценка по Апгар 1 – 4 балла), проявляются признаки тяжёлого поражения нервной системы – коматозное состояние. Мышечный тонус младенца резко снижен, кроха не реагирует на раздражители, врождённые рефлексы практически не определяются. Дыхание может быть аритмичным, возможно появление остановок. Артериальное давление имеет тенденцию к снижению, а деятельность сердца становится аритмичной.

У малыша обнаруживаются патологические глазные симптомы, могут появляться судороги, которые из-за сниженного тонуса иногда маскируется под спонтанные движения ребёнка.

Проявления заболевания в восстановительный период

По истечении месяца жизни малыша меняются и клинические проявления болезни, но в большинстве случаев имеют место сочетание синдромов:

  1. Повышенной нервно-рефлекторной возбудимости.

Проявления беспокойства, при правильном лечении и доброкачественном течении болезни, со временем становятся менее выраженными, вплоть до исчезновения. В некоторых случаях, особенно у недоношенных детей, клиника повышенной возбудимости переходит в эпилептические проявления.

Гипертензионно-гидроцефальный синдром

Динамика этого расстройства у детей может отличаться. При доброкачественном течении первыми исчезают проявления повышенного внутричерепного давления, а темпы роста окружности головы нормализуются к возрасту от 6 месяцев до года. Если лечебные мероприятия в этот период оказались неэффективными у малыша формируется гидроцефалия.

Вегето-висцеральные дисфункции

На фоне проявления других синдромов у ребёнка нередко возникает симптоматика со стороны вегетативной нервной системы. Мамы таких малышей приходят к доктору с жалобами на частые срыгивания, плохой набор массы тела, нарушение работы органов пищеварения. При осмотре ребёнка врач может заметить расстройства терморегуляции, изменение окраски кожного покрова: синюшность кистей и стоп, носогубного треугольника.

Синдром двигательных нарушений

Проявления этого синдрома связаны с повышением или снижением тонуса в мышцах малыша и может проявляться как изолированно, так и сопровождать другие патологическими проявлениями ПЭП. У крохи нередко отмечается отставание в физическом развитии, позднее овладение моторными навыками.

В тяжёлых случаях возникают парезы и параличи, а нарастание гипертонуса может перейти в детский церебральный паралич.

Задержка психомоторного развития

Дети, перенесшие гипоксию, часто отстают в психомоторном развитии. Для них характерно длительное сохранение врождённых рефлексов и замедление темпов овладения новыми навыками. Малыши с задержкой развития позже начинают фиксировать взгляд, реагировать на голос матери, интересоваться игрушками.

При правильном лечении и благоприятном течении заболевания у многих детей в возрасте 4 – 5 месяцев происходит «скачок» в развитии. Малыши начинают интересоваться окружающими, «догонять» в развитии своих сверстников. Причём психическое развитие опережает моторное, двигательная активность восстанавливается лишь к 1 – 1,5 годам. Длительная задержка психического развития указывает на возможность неблагоприятных последствий у ребёнка.

Эпилептический синдром

Характеризуется появлением судорог, связанных с повышенной биоэлектрической активностью в головном мозге, и может возникнуть в любом возрасте. Недоношенные дети в большей степени подвержены риску развития эпилептического синдрома в связи с незрелостью мозговых структур.

Диагностика ПЭП

Сбор анамнеза и осмотр малыша

При постановке диагноза врач учитывает особенности течения беременности и родов, влияние неблагоприятных факторов на плод. Немаловажно самочувствие малыша после рождения и в первые дни жизни, оценка по шкале Апгар. При осмотре крохи обнаруживаются характерные для ПЭП синдромы, изменения со стороны нервной системы.

Консультации специалистов

Дети с подозрением на ПЭП нуждаются в консультации окулиста для исследования состояния глазного дна. Врач-невропатолог поможет оценить выраженность патологических изменений головного мозга, назначить необходимое обследование и лечение.

Лабораторная диагностика

Биохимические анализы помогут установить гипоксическую природу заболевания, определить кислотно-основный и газовый состав крови. Нередко малышам исследуют уровень глюкозы, электролитов. При подозрении на инфекционные причины патологии мозга или травматическое кровоизлияние под его оболочки, возможно проведение спинномозговой пункции и анализ полученного ликвора.

Инструментальные методы исследования:

  • нейросонография.

Для уточнения диагноза врач может рекомендовать проведение ультразвукового исследования мозговых структур через родничок малыша. Этот метод является абсолютно безболезненным и безопасным и помогает обнаружить признаки гипоксии, отёк, кровоизлияния, расширения желудочков мозга и другие изменения;

  • электроэнцефалография.

Благодаря этому методу можно определить участки эпилептической активности, выявить детей, склонных к развитию судорожного синдрома;

  • компьютерная томография.

С помощью данного метода обнаруживаются структурные патологии, изменения ткани головного мозга. КТ используется для уточнения диагноза при неэффективности других исследований.

Лечение перинатальной энцефалопатии у детей

Терапия детей с ПЭП отличается в зависимости от периода заболевания. В первую очередь лечение направлено на поддержание жизненно важных органов, борьбу с дыхательными расстройствами. Таким малышам нередко проводится кислородотерапия, назначается зондовое питание.

Проводится инфузионная терапия с учётом потребностей, массы тела ребёнка, внутривенно капельно вводятся глюкозо-электролитные растворы. Применяются средства, снижающие проницаемость сосудов (канавит, этамзилат), противосудорожные препараты (фенобарбитал, диазепам), гормональные средства (преднизалон, дексаметазон), лекарства, улучшающие кровообращения в головном мозге (пирацетам, кортексин, винпоцетин).

Выбор лекарственных препаратов для терапии заболевания проводится с учётом преобладающих симптомов, выраженности клинических проявлений болезни.

После купирования острых проявлений заболевания задача врача заключается в восстановлении функции мозга. Малыши с ПЭП состоят на учёте у невролога, который назначает курсы лекарственного и физиотерапевтического лечения. Из медикаментов специалист чаще всего рекомендует использовать препараты, улучшающие обменные процессы в головном мозге – нооторопы, при повышенной возбудимости назначаются седативные средства, а при сохранении судорожного синдрома – антиконвульсанты.

Лечение ПЭП должно проводиться врачом-неврологом с учётом клинических проявлений заболевания и особенностей ребёнка. Неправильная терапия может ухудшить состояние крохи, замедлить темпы восстановления после болезни.

Хорошие результаты в лечении детей с ПЭП оказывают массаж, физиопроцедуры (электрофорез, амплипульстерапия), плавание, лечебная физкультура. При отставании в развитии и нарушениях речи рекомендуются занятия с логопедом, психологом.

Нервная система детей отличается пластичностью и способностью к восстановлению своих функций. Поэтому вовремя начатое, в первые месяцы жизни, лечение увеличивает шансы нормального развития ребёнка в будущем. По статистике полное выздоровление наступает у 20 – 30 % детей, в остальных случаях возможно сохранение главных синдромов с переходом болезни в минимальную мозговую дисфункцию, гидроцефальный синдром. В тяжёлых случаях возможно развитие эпилепсии, ДЦП.

Если не хватает кислорода

Что же заставляет ее произносить? Во-первых, сведения о том, как проходили беременность и роды. Насторожиться заставляют:

  • сильные проявления токсикоза (особенно позднего);
  • подозрения на внутриутробную инфекцию;
  • анемия матери (гемоглобин ниже 100 единиц);
  • слабость родовой деятельности, длительный безводный период, применение в родах медикаментозной стимуляции или акушерских щипцов;
  • обвитие пуповиной; слишком большой вес ребенка или, наоборот, признаки незрелости и недоношенности;
  • роды в ягодичном предлежании и т.п.

Словом, все, что может привести к гипоксии плода в родах, то есть к нехватке кислорода, почти неминуемо приводящей к временному нарушению деятельности центральной нервной системы (ЦНС). Нанести урон ее работе могут также вирусные инфекции у женщины в период закладки нервной системы плода, нарушенная экология жилища или места работы.

Прямой зависимости между уровнем и длительностью имевшего место кислородного голодания нет: иногда мозг ребенка переносит серьезный дефицит кислорода без большого для себя вреда, но случается, что небольшой дефицит приносит довольно ощутимый вред.

Кроме выяснения обстоятельств беременности и родов, существуют и определенные клинические признаки, настораживающие педиатра. Ребенок слишком вял или, что чаще, возбужден, много кричит, при крике у него дрожит подбородок, он часто срыгивает, реагирует на ухудшение погоды. Или ко всему этому у него вздувается животик, никак не налаживается стул — он с зеленью, частый или, напротив, имеется склонность к запорам.

Сопоставив все эти данные, убедившись, что малыша правильно кормят, врач-педиатр направляет такого ребенка к неврологу — специалисту, нацеленному на исследование состояния центральной и периферической нервной системы. Задача — выяснить, в какой степени имевшаяся в родах гипоксия оставила свой неприятный след.

Диагноз ПЭП. Только без паники!

Тут часто начинается то, ради чего, собственно, и затевалась эта статья — родителей охватывает страх. Как, у нашего ребенка не все в порядке с головой?! Этот страх восходит к общей нашей ментальности, говорящей, что иметь отклонения в сфере нервной системы прежде всего стыдно.

Убеждаешь, говоришь о том, что эти отклонения скорее всего временны, что чем раньше мы поможем ребенку, тем быстрее он с ними справится… Большинство родителей, вняв уверениям педиатра, идут к неврологу и возвращаются с записью, которая гласит обычно следующее:

ПЭП (перинатальная энцефалопатия), восстановительный период, СПНРВ (синдром повышенной нервно-рефлекторной возбудимости).

То, что написано в скобочках, расшифровано автором статьи — к сожалению, неврологи ставят диагноз ПЭП, СПНРВ и не часто снисходят до пояснения непонятных аббревиатур. Они пишут для себя и для врача-педиатра, и обе стороны прекрасно понимают друг друга. Но не родители.

Насколько это страшно? Чаще всего с этим вопросом они бегут к педиатру, служащему в этот момент переводчиком с непонятного медицинского на бытовой язык.

И все бы ничего, если бы не один прискорбный факт: некоторые родители вообще ничего не делают. Этому способствуют сердобольные окружающие, успокаивая примерно следующими словами: «Да врачи каждому второму такое пишут. Нам вон написали, а мы ничего не делали и растем!»

И ведь действительно растут и вырастают. Но родители при этом не пытаются связать свое бездействие с выраженными проявлениями экссудативного диатеза у ребенка, явлениями дискинезии желудочно-кишечного тракта, со склонностью к запорам и даже с такими явными вещами, как отставание в развитии речи, расторможенность, непослушание.

А ведь многих из этих неприятностей можно было бы избежать, отнесись родители к проблеме так, как она того заслуживает — достаточно серьезно, но без избыточного драматизма. Названные диагнозы в карте ребенка — это не сигнал паники, а сигнал к действию! Есть сомнения в рекомендациях участкового детского невролога? Проконсультируйте ребенка у другого специалиста.

Лечение ПЭП у детей движением

Но самое важное значение при формах ПЭП любой сложности имеют щадящие и безмедикаментозные способы восстановительного лечения: рефлексомассаж, специальные приемы лечебного массажа, элементы лечебной гимнастики, водолечение с проведением массажа и лечебной гимнастики в воде различной температуры и состава и др.

Они требуют настойчивости и больших усилий от родителей ребенка — лекарство дать, пожалуй, проще, чем ежедневно выполнять комплексы упражнений, — но очень результативны. Это объясняется тем, что травмированный головной мозг, получая правильную «информацию» при массаже, плавании и гимнастике, восстанавливается скорее.

Рефлексомассаж (воздействие на активные точки) поначалу делается руками опытного массажиста, который потом передает родителям эстафету грамотного обращения с малышом. Не забывайте: младенцы быстро устают, все процедуры нужно проводить коротко, но часто, на высоте положительных эмоций.

Раннее плавание ребенка с обязательным нырянием также является огромным подспорьем в решении неврологических проблем младенца. То, что больно и неприятно делать на суше, «на ура» проходит в воде. Во время ныряния в толщу воды организм испытывает бароэффект — нежное, мягкое и, главное, равномерное давление на все органы и ткани. Расправляются сжатые в кулачки кисти рук, спазмированные мышцы и связки тела. Толща воды восстанавливает по всем направлениям внутричерепное давление, осуществляет баромасааж грудной клетки, выравнивая внутригрудное давление.

После выныривания ребенок получает полноценный, грамотный вдох, что особенно важно для малышей, родившихся с помощью кесарева сечения, имевших гипоксию и т.д. Вода помогает и при проблемах с кишечными коликами — улучшается стул, уходят спастические болезненные явления.

А что с животом?

Часто у детей с перинатальной энцефалопатией имеются серьезные расстройства со стороны желудочно-кишечного тракта: запоры и поносы, вздутия живота, кишечные колики. Обычно все это начинается с дисбактериоза и, к сожалению, часто заканчивается различными кожными проявлениями — экссудативным диатезом или даже экземой.

Какая здесь связь? Самая простая. При гипоксии мозга в родах почти всегда страдает центр созревания иммунитета, расположенный в продолговатом мозгу. Вследствие этого кишечник заселяется той флорой, которая живет в родильных домах, особенно при позднем прикладывании к груди и раннем переходе на искусственное вскармливание. В результате у малыша очень рано возникает дисбактериоз: ведь вместо необходимых бифидобактерий его кишечник заполоняют стафилококки, кишечные палочки и т.д.

Все это усугубляется тем, что кишечник младенца из-за «поломки» нервной системы функционирует плохо, неправильно сокращается, а соединение дискинезии кишечника с «плохой» микробной флорой приводит к нарушению переваривания пищи. Плохо переваренная пища вызывает расстройства стула, беспокойство ребенка и в конце концов аллергизацию кожи.

Бывает и наоборот: длительное действие повреждающего фактора, не связанного с ЦНС, может вызвать вторичную энцефалопатию. Например, если не обращать внимания на состояние флоры желудочно-кишечного тракта, особенно на наличие в кишечнике таких «диверсантов», как стафилококки, могут появиться и четкие знаки поражения ЦНС — задержка психомоторного развития ребенка, слабость сфинктеров, симптомы повышенной нервно-рефлекторной возбудимости и т.д.

Как быть? Для достижения лучшего эффекта лечить не только кишечник, но и нервную систему. Только совместные усилия педиатра и невролога при самой активной помощи родителей могут дать нужный эффект.

А напоследок хочется напомнить, что малышу с неустойчивой нервной системой материнское тепло, нежные прикосновения, ласковый разговор, покой в доме — словом, все, что вызывает у него чувство защищенности, — нужны в еще большей степени, чем здоровому ребенку.

Первые результаты

Как же при лечении энцефалопатии понять, что усилия врачей и родителей увенчались успехом? Ребенок стал спокойнее, перестал подолгу плакать, у него наладился сон. Он вовремя стал держать головку, сел, затем встал, сделал первый шаг. У него наладилось пищеварение, он хорошо прибавляет в весе, у него здоровая кожа. Это видно не только врачам, но и вам самим. Значит, вы помогли своему малышу преодолеть повреждения нервной системы.

И в заключение один пример того, что может сделать материнская любовь.

В середине 60-х годов в одном из роддомов на далеком Сахалине у молодой акушерки родилась дочь. Как это, к сожалению, часто бывает у медиков, роды были крайне тяжелыми, ребенок родился в глубокой асфиксии, долго не дышал, потом несколько недель находился практически в параличе.

Девочку кормили из пипетки, выхаживали, как могли. Честно говоря, врачи думали, что ребенок этот — не жилец. И только мать думала иначе. Она не отходила от малыша, прекрасно овладела массажем и упорно массировала с трудом оживающее тельце.

Через 18 лет автор этой статьи встретил в Ленинграде дочь и мать. Они приехали поступать в Ленинградский университет. Оказалось, что девочка с золотой медалью окончила школу на Сахалине. От нее трудно было отвести глаза — такая она была стройная и красивая. Потом она университет закончила, защитила кандидатскую диссертацию по биологии, стала ученым, вышла замуж, родила двоих прекрасных детей. Ничего этого могло и не быть, будь любовь матери менее самоотверженной и разумной.

Правила для всех

  • Изучите и покажите опытному педиатру выписку из роддома. Если в ней проставлены низкие баллы по шкале Апгар (6 и ниже), другие пометки (например, закричал после рождения не сразу, имелась кефалогематома, гипоксия, асфиксия, судорожный синдром и т.п.), не откладывайте консультацию у детского невролога.
  • Если объективных показаний к консультации невролога нет, но вам кажется, что малыш излишне возбужден, плаксив, капризен выше всех разумных пределов — доверьтесь своей родительской интуиции и покажите ребенка врачу. Малыш вряд ли здоров, если в первые недели жизни он патологически пассивен, лежит как тряпочка, или наоборот, плачет по 24 часа в сутки, если безразличен к еде или имеет рвоту «фонтаном» после каждого кормления.
  • Грудное вскармливание необходимо вашему малышу! Даже самые качественные и дорогостоящие адаптированные молочные смеси являются дополнительным метаболическим стрессом для организма младенца. Научно доказано, что дети, находящиеся на естественном вскармливании, быстрее «изживают» младенческие проблемы (неврологические, кишечные и т.п.), имеют более высокий темп эмоционального и физического развития.
  • Если вы планируете следующего ребенка, выясните все причины перинатальной энцефалопатии у первенца. И по возможности попытайтесь исправить ситуацию, если она связана с невнимательным отношением к своему здоровью во время беременности и в родах. Посещайте курсы по подготовке семейных пар к родам. Внимательно отнеситесь к выбору врачей и медицинского учреждения, где вы планируете рожать малыша.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *